Члены Политического комитета о главных событиях
13:59
01
Август 2020

Штурм после праздника

Практически сразу после того, как 29 июля 2001 года мы отпраздновали очередную, двадцать седьмую годовщину создания Группы «А» КГБ СССР, Управление «А» Центра специального назначения ФСБ России было поднято по тревоге и выехало на аэродром с задачей прибыть в Минеральные Воды.Там в районе аэропорта был остановлен захваченный рейсовый автобус, двигающийся по маршруту "Невинномысск - Ставрополь". Около въезда на взлетную полосу «Внуково» нас уже встречали фотожурналисты, так что наши погрузка и отлет не прошли не замеченными.

В самолете мы уже имели следующую информацию:
Захваченный автобус следовал рейсом "Невинномысск - Ставрополь". К моменту захвата в автобусе находились 40 пассажиров и водитель. Не доходя до машины метров 10, контролерша заметила в салоне человека кавказской внешности в зеленой рубахе с автоматом в руках. Увидев ее, мужчина открыл огонь прямо в салоне автобуса. Двери закрылись, автобус тронулся.

Сотрудники милиции из охраны автовокзала доложили о захвате и помчавшись за автобусом, успели его блокировать на посту ГИБДД. Там исполняющий обязанности УВД Невинномысска Виктор Туманьянц начал переговоры с террористом. Через час на пост приехал заместитель полпреда в Южном федеральном округе Александр Коробейников и тоже принял в них участие. На следующем посту ГИБДД из автобуса вытолкнули одного раненого пассажира - он получил касательное огнестрельное ранение коленного сустава. Автобус остановился на мосту на дороге, ведущей в аэропорт Минеральные Воды.

Для подготовки предварительного боевого расчета прямо в полете такой информации было достаточно, тем более Управление «А» «заточено» освобождать заложников на любом из видов воздушного, автомобильного, водного и даже подземного транспорта, и его сотрудники имеют большой опыт проведения подобных операций.

При возникновении ситуаций, связанных с захватом заложников, мне уже поручали вести переговоры. В сентябре 2000 года я вел переговоры в поселке Лазаревское в Сочи, где все сложилось удачно, и это позволило провести операцию без штурма, так как террористы сами отпустили заложников и сдались.

После посадки первый заместитель начальника Центра специального назначения ФСБ России генерал –лейтенант Мирошниченко А.И., который был старшим руководителем от ЦСН, и начальник Управления «А» генерал-майор Андреев В.Г. пошли докладывать руководителю регионального оперативного штаба по проведению КТО на территории Северного Кавказа генерал-полковнику Ежкову А.П., который возглавил штаб специальной операции о прибытии. В штабе находились-заместитель Директора ФСБ России генерал-полковник Жданьков А.И., Генеральный прокурор России В.В. Устинов, Полномочный представитель Президента по Южному федеральному округу В.Г. Казанцев и начальник УФСБ Ставропольского края генерал-лейтенант Кондратов П.А. Такое количество высшего руководства ФСБ и других ведомств России объяснялось тем, что, как сообщил пресс-секретарь президента А.А. Громов: "Уже с первых минут, когда стало известно о захвате заложников, президент дал указание предпринять все усилия для освобождения и обеспечения полной безопасности захваченных людей".

В Управлении «А» начались обычные таких ситуациях мероприятия. Разрабатывались различные варианты действий в зависимости от складывающейся обстановки. Сотрудники боевых отделов готовились к штурму, снайпера выбирали удобные для стрельбы позиции, настраивалась связь, подготавливались спецсредства и многие другие. Я получил задачу попробовать установить контакт с террористом, по возможности расположить его к себе и, самое главное, убедить его отпустить заложников.

Уже давно даже на жесткие боевые мероприятия я езжу в костюме с галстуком, а автомат и камуфляж везу с собой в мешке. Так и в этот раз вид у меня был довольно презентабельны: темные брюки, белая рубашка и конечно красивый галстук.

Самое опасное для меня было подойти к автобусу, особенно после того, как террорист во время захвата уже пролил кровь одного из пассажиров. Но надо, значит надо-и я пошел. По теории и по личному опыту знаю-в момент каких-то изменений обстановки и надвигающейся угрозы из вне (а в тот момент угрозой был я) у террориста, захватившего заложников, резко повышается степень агрессии, и его действия могут иметь самые серьезные последствия.

Подойдя к открытой передней двери автобуса, я сказал: «Я пришел». Услышав в ответ: «Заходи», - я четно ответил «Я боюсь». После его слов: «Не бойся, ничего не будет, я поднялся в автобус и сказал первое, что пришло мне в голову: «Не волнуйтесь, президент сказал, что все требования будут выполнены и все будет хорошо».
Только впоследствии, раздумывая почему зайдя в автобус ни чего не произошло я понял, что своим поведением, он явно показывал свою силу и власть не только над заложниками, но и над высоким руководителем из Москвы. Обещая это при всех, он показывал, что держит слово, тем более ему было явно интересно - кто же к нему приехал.

На вопрос: «Вы кто?»-я ответил, что я М…-представитель Администрации Президента.
- Я Вас не знаю.
- Вы и не можете меня знать, я редко выступаю..
И тут совершенно неожиданно женщина, сидевшая в середине автобуса, вскликнула: «Это же М…, я его по телевизору видела".

Представляете как бывает, я совершенно неожиданно получил такую своевременную помощь -и террорист начал плавно расслабляться. Начал расслабляться и я, практически только сейчас обратив внимание на направленный мне в живот АК-47. Но вдруг «помогли» журналисты - по радио в автобусе говорят, что в аэропорту Минеральные Воды приземлился самолет с «Альфой». У террориста сразу же зашкаливает уровень агрессии. По моему, он уже готов на все. Не подбирая слов и не уговаривая его говорю, что это просто солдаты - один звонок в Москву и они даже не дернутся. Вроде бы случайность, но она могла стоить жизни заложникам.

Через минут десять пошел, если его так можно назвать, уже более спокойный диалог. Террорист представившись Асланом (в Оперативном штабе уже знали, что это Султан- Саид Индиев, опасный преступник, прошедший две чеченские войны, участвовал в захвате самолета, был судим) явно бравировал перед пассажирами демонстрируя свое превосходство надо мной и над ними.

Чтобы доложить Руководителю Администрации Президента А.С. Волошину, что установлен достаточно хороший контакт для дальнейшего диалога, я сказал, что должен вернуться в штаб, и попросил его отпустить старенькую бабушку, сидящую в конце салона. И тут две «тети» говорят: «Что это, она пойдет, а мы здесь останемся? Пусть сидит старая». И добрый голос из «толпы»: «Она свое уже пожила». Все это произошло быстро, неожиданно на первом сидении заплакала женщина. Беру ее за руку, всего один шаг до выхода и вдруг она разворачивается и говорит: «Ой, я сумочку забыла». Хватает ее, а на вопрос Аслана: «Что в сумке?» -открывает, показывает и лепечет: «Ничего». Потом мы шли, и я думал «ну не дура …».

По-настоящему страшно идти назад от автобуса: представляешь, как он тебе в спину из автомата «засаживает». Идешь, обливаешься потом и считаешь шаги - двести пятьдесят. Живой.

Следующая задача - рассмотреть вооружение. Пришел, о чем-то разговариваю, сейчас даже не вспомню о чем, тяну время. Запоминаю вооружение:
- АК-47, запасных магазинов не видно;
- на груди две штатные толовые шашки, от них идет провод;
- в нагрудном кармане рубашки граната Ф-1 с выдернутой чекой в граненом стакане.

Доложив обо всем увиденном генерал-лейтенанту Мирошниченко А.И., получил новую задачу. При общении с Асланом я должен был внимательно присмотреться к пассажирам и выявить лиц, которые, по моему мнению, возможно могли быть его сообщниками.
Я снова пошел к автобусу.

Сделаю небольшое отступление. Через какое-то время после операции я вспомнил, казалось бы, незначительные моменты: так как на мне были очки, и они периодически сползали на но. И прежде чем поднять руку и их поправить, я спрашивал у Аслана разрешение. Я делал это не задумываясь, где-то на подсознании понимая, что любой мой неправильно понятый жест может привести к очереди в живот. Когда я устал стоять и взялся за верхние поручни автобуса, никто не понял, почему я поднял руки, и это могло привести к открытию огня. О таких мелочах даже не задумываешься, они приходят сами собой.

Было часа три и Аслан уже начинал нервничать и заводиться, говоря, что мы тянем время и скоро он всех взорвет. До этого в оперативном штабе мне сказали, что главное его требование - отпустить из тюрем его подельников по прежним актам террора. Мне он сказал, что ему надо десять пулеметов ПК и вертолет. Я пошел в штаб.

Время шло, операция продолжалась.

Боевые отделы были готовы к проведению штурма, потому что он может начаться сразу, когда станут убивать заложников. Снайперские пары заняли удобные для стрельбы позиции. Одна находилась под перекрывающем дорогу ведущую в сторону аэропорта грузовым автомобилем и, проходя мимо нее, я понимал, что в случае каких-нибудь осложнений только она сможет мне помочь.

Я не знал - привезли ли его сообщников или нет, но меня направили говорить об условиях обмена. Когда я подошел, он сидел на ступеньках автобуса, и на мое предложение поменять всех на всех, он сказал: «Что за одного освобожденного из тюрьмы подельника он отдаст только одного заложника». Время шло к вечеру и было видно, что Аслан заводится, что он очень возбужден и может начать убивать заложников. Я пошел докладывать, что ситуация может выйти из под контроля.

Вдруг, через какое-то время со стороны автобуса раздались выстрелы из автомата. По докладам в Аслан высунулся из двери и стрелял в воздух - это только подтвердило мои слова, что он завелся и торопит нас. Время пришло, откладывать было нельзя, в любой минуту может произойти взрыв.

В этот раз к автобусу мы пошли вместе с начальником УФСБ РФ по Ставропольскому краю генерал-лейтенантом Кондратовым П.А., а террорист (может хотел нас встретить, а может еще по какой-то другой причине) выглянул из двери. Тут же раздался выстрел снайпера и пуля «вернула» Аслана в автобус. Одновременно с выстрелом группа захвата на грузовом УАЗе («таблетке») сблизилась с объектом штурма и после взрыва свето-звуковых гранат проникла в него и завершила дело. Начали выводить заложников, затем вытащили из автобуса труп террориста и накрыли бронеодеялом.
А в это время я сидел на корточках в метрах ста от автобуса и наблюдал за этой картиной. Казалось, все прошло удачно, но любую специальную операцию надо доводить до конца - сначала убедиться, что все люди выведены, проверить все ли целы, после этого передать их в фильтрационный пункт.

Перед вылетом первый заместитель-начальник штаба Центра специального назначения ФСБ России генерал-лейтенант Александр Иванович Мирошниченко поблагодарил сотрудников Управления «А» с успешно проведенной операцией.

Вскоре я присутствовал на встрече начальника Центра общественных связей ФСБ России с руководителями центральных средств массовой информации, где рассказал, как несогласованные со штабом сообщения СМИ могли привести к взрыву в автобусе.

«Президент Российской федерации Владимир Владимирович Путин выразил благодарность всем сотрудникам спецслужб, которые принимали участие в освобождении заложников в Минеральных водах» - заявил пресс-секретарь президента А.А. Громов вечером.


Кавалер четырех орденов Мужества, Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА», полковник Сергей Милицкий 

Ещё по теме
Лента
Чувашская республика /

«Гражданская Платформа» примет участие в выборах депутатов Чебоксарского городского Собрания депутатов

Республика Башкортостан /

Кандидаты от «Гражданской Платформы» на муниципальных выборах в Башкортостане получили удостоверения кандидатов

Новости /

"Известия": правительство планирует снизить размер эквайринговой комиссии для МСП

Иркутская область /

Григорий Вакуленко вошел в рабочую группу по переносу колонии в Иркутске

Иркутская область /

Кандидат «Гражданской Платформы» зарегистрирован на выборах губернатора Прибайкалья

Республика Саха (Якутия) /

Якутская территориальная избирательная комиссия зарегистрировала кандидата от «Гражданской Платформы»

Красноярский край /

Красноярское отделение Партии направило документы для регистрации кандидатов на выборах в Совет депутатов Ачинска